Подписка

Для подписки введите свой e-mail



Отписаться:
Календарь
«    Август 2014    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


ГЕРОЙ ЦУСИМСКОГО СРАЖЕНИЯ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ПИРОГОВ
Записки ПОИРК
(Подосиновское общество изучения родного края)

Гладких С.А.
Пирогов Николай Иванович
ГЕРОЙ ЦУСИМСКОГО СРАЖЕНИЯ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ПИРОГОВ

В последнее десятилетие в России стали активно развиваться такие отрасли научно-исторического знания, как микроистория и военно-историческая антропология. На стыке этих формирующихся исторических дисциплин появляется и новая разновидность военно-исторической биографии. Отныне это не жизнеописание какого-либо выдающегося полководца или флотоводца, что было обычным ранее, а исследование жизненного пути совершенно безвестного офицера или нижнего чина. Подобные биографии позволяют увидеть отражение масштабных социальных процессов в жизни обычного человека и выявить индивидуальные стратегии поведения, формирующиеся под влиянием объективной исторической ситуации, что имеет важное эвристическое значение не только для развития самой исторической науки, но и для построения моделей поведения человека в стремительно меняющемся современном мире. И в этом плане весьма ценным представляется изучение биографий людей, силой обстоятельств вырванных из привычной социальной среды и поставленных в условия, позволяющие им реализовать те скрытые личностные возможности, которые не могли раскрыться в привычной житейской обстановке. Ярчайшую возможность для анализа подобной метаморфозы предоставляет война – событие, экстраординарное для любого человека, занимающегося мирным трудом. Поэтому в рамках оговорённого подхода автор данной статьи попытается дать портрет обычного русского человека, крестьянина-пахаря и военного моряка, участника легендарного Цусимского сражения Николая Ивановича Пирогова.
Биографических сведений об этом человеке, как и о большинстве других рядовых героев русско-японской войны 1904-1905 гг., сохранилось очень немного. Основные и весьма скудные биографические данные о Н.И.Пирогове сосредоточены в Подосиновском краеведческом музее. Этот объём информации удалось отчасти пополнить в результате авторского историографического и архивного поиска. К сожалению, выяснить все подробности военной службы и боевой биографии моряка в настоящее время не представляется возможным, поскольку в связи с переездом в новое здание закрыт на неопределённый срок Российский государственный архив военно-морского флота в Санкт-Петербурге. Поэтому настоящая статья составлена на основании только тех сведений, которые доступны в данный момент.
Николай Иванович Пирогов родился 7 мая 1876 года(1) в деревне Бреньково Подосиновской волости Никольского уезда Вологодской губернии (ныне – территория Подосиновского района Кировской области).(2) Детство и юность Н.И.Пирогова прошли на берегах реки Юг. По наступлении призывного возраста в 1897 году его призвали на действительную военную службу. Н.И.Пирогов был определён служить во флот, и основанием для этого послужило, видимо, то, что как житель прибрежной деревни он к тому времени был уже хорошо знаком с речным судостроением и судоходством. Призывники с территории Вологодской губернии пополняли личный состав Балтийского флота. Так Н.И.Пирогов оказался в Кронштадте.
Здесь он закончил Артиллерийскую школу для нижних чинов, в которую отбирали наиболее грамотных матросов, и как один из лучших комендоров был принят в класс артиллерийских квартирмейстеров. По завершении обучения стал унтер-офицером, то есть представителем младшего командного состава. Здесь, однако, следует заметить, что артиллерийские специальности не пользовались популярностью среди матросов, поскольку, в отличие, например, от специальностей машиниста или гальванёра (электрика), не могли дать навыков, полезных в будущей гражданской жизни.(3) Впрочем, такое «утилитарное» отношение к службе было более характерно для горожан, чем для возвращавшихся по окончании воинской службы в деревню крестьян, хотя получение более «выгодной» специальности могло значительно повысить их уровень социальной мобильности.
Точные обстоятельства воинской службы Н.И.Пирогова восстановить пока не удалось. По всей видимости, он был зачислен в экипаж одного из кораблей, направленных на Дальний Восток. Напряжённая политическая обстановка в этом регионе в любой момент могла перерасти в вооружённое столкновение, поэтому Россия последовательно наращивала корабельный состав эскадры Тихого океана. В 1900 году в Китае началось знаменитое «Боксёрское восстание»: население страны поднялось против проявлявших колонизаторские устремления иностранцев. В подавлении восстания и последовавшей интервенции в Китай приняли участие вооружённые силы восьми государств, в том числе и России. Довелось участвовать в этом «некрасивом» эпизоде российской военной истории и Н.И.Пирогову.
Конкретных сведений о его участии в этом вооружённом конфликте нет, однако известно, что Н.И.Пирогов был награждён светло-бронзовой медалью «За поход в Китай в 1900-1901 гг.». Такие медали предназначались «для лиц, не участвовавших в боях, а равно находившихся в местностях, объявленных на военном положении»(4). Скорее всего, Н.И.Пирогов получил эту награду за участие в перевозках русских десантных войск, осуществлявшихся кораблями эскадры Тихого океана.
По истечении 5-летнего срока действительной службы Н.И.Пирогов вернулся на родину, но, как оказалось, ненадолго. С началом русско-японской войны 1904-1905 гг., согласно императорскому указу от 22 марта 1904 года о пополнении личного состава Балтийского и Черноморского флотов(5), Н.И.Пирогов был мобилизован из запаса(6) и вскоре зачислен в экипаж эскадренного броненосца «Сисой Великий», числившегося в составе Балтийского флота. Это был уже довольно старый и много плававший корабль, однако накануне войны он был перевооружён современной артиллерией, и поэтому представлял собой достаточно грозную силу. Командовал броненосцем капитан I ранга М.В.Озеров. «Сисой Великий» был включён в состав 2-й эскадры Тихого океана под командованием вице-адмирала З.П.Рожественского, сформированной из кораблей Балтийского флота и направленной осенью 1904 года на соединение с 1-й эскадрой, блокированной японским флотом в Порт-Артуре.
«Сисой Великий» вошёл в состав 2-го боевого отряда эскадры, поступив под командование младшего флагмана, контр-адмирала Д.Г.Фелькерзама. Именно «Сисой» стал флагманским кораблём отряда броненосцев и крейсеров, прошедшего через Суэцкий канал, в то время как основные силы эскадры огибали Африку с юга. Воссоединение отрядов произошло на Мадагаскаре, где Д.Г.Фелькерзам перенёс свой флаг на более современный броненосец «Ослябя». К тому времени уже пал Порт-Артур и погибла 1-я эскадра. Дальнейший поход 2-й эскадры, уступавшей по силе противнику, в военном отношении становился бессмысленным. Однако З.П.Рожественский получил категорическое приказание продолжить движение на Дальний Восток.
Свободное время в пути и на стоянках русские моряки старались использовать для совершенствования боевой подготовки. Так, учебные стрельбы «Сисой Великий» по сравнению с большинством кораблей эскадры провёл достаточно успешно(7), что не могло не придать артиллеристам броненосца больше уверенности в бою с реальным противником. Видимо, свою лепту в этот общий успех внёс и артиллерийский квартирмейстер Н.И.Пирогов. Значительно хуже на судне обстояли дела с состоянием ходовой части. Во время перехода на старом корабле неоднократно происходили аварии в машинном и котельном отделениях, не раз выходило из строя рулевое устройство.(8) Тем не менее «Сисой Великий» смог выдержать сложнейший переход и вместе с другими кораблями принял участие в трагическом для русского флота Цусимском сражении 14 мая 1905 года.
Сражение началось в 13 часов 49 минут пристрелочным выстрелом флагманского русского броненосца «Князь Суворов». Через несколько минут флагмана поддержал и «Сисой Великий», открывший огонь по ближайшему кораблю неприятеля – броненосному крейсеру «Ниссин». Вскоре броненосец перенёс огонь на крейсер «Ивате». Оба японских крейсера получили повреждения и вынуждены были временно выйти из строя. Однако ответная стрельба противника была более действенной. Основной огонь врага был сосредоточен на флагманских кораблях 1-го и 2-го боевых отрядов: «Князе Суворове» и «Ослябе».
Шедший вслед за «Ослябей» шестым в общей колонне броненосцев, «Сисой Великий» в начальной фазе боя не получил ни одного попадания. Однако спустя 40 минут с начала сражения погиб «Ослябя», а потерявший управление «Князь Суворов» вышел из строя и, описывая циркуляцию, едва не протаранил «Сисоя». В этот момент заслонивший собой адмиральский корабль от огня противника «Сисой Великий» принял на себя часть снарядов, предназначавшихся флагманскому броненосцу. Попадания были в основном сосредоточены в носовой части. Получивший несколько пробоин корабль начал садиться носом в воду.
Как же действовал в этом жестоком бою Н.И.Пирогов? Согласно ст. 848 Морского устава 1899 года, «во время боя или ученья батарейные или башенные артиллерийские квартирмейстеры состоят в непосредственном распоряжении своих батарейных или башенных командиров, тщательно следят за правильным действием артиллерийской прислуги и за точным исполнением всех приказаний».(9) В Цусимском сражении батарейный артиллерийский квартирмейстер 1-й статьи Николай Пирогов, очевидно, находился по боевому расписанию в батарее 6-дюймовых орудий правого борта, под командой мичмана В.Г.Буша. Однако первое время броненосец вёл бой левым бортом, и орудия правой батареи вынужденно молчали.
Спустя час с начала боя «Сисой Великий» шёл уже третьим в кильватерной колонне, и поэтому подвергался непрестанному огневому воздействию противника. В результате ряда манёвров русской эскадры бой в это время перешёл на правый борт. Заговорила и правая батарея 6-дюймовых орудий. Однако около трёх часов дня здесь разорвались сразу два 8-дюймовых снаряда, вероятно, выпущенные залпом одного из броненосных крейсеров противника. Большинство артиллерийской прислуги погибло или же получило ранения и ожоги. Начался сильный пожар, охвативший всю батарею и распространившийся по кораблю. Для тушения пожара броненосец был вынужден выйти из строя.
Из воспоминаний офицеров «Сисоя Великого»: «Обе наши батареи, а также спардек с мостиками и носовыми рубками, представляли из себя сплошное море огня…»; «Середина «Сисоя» горела, подымался над нею густой дым, а из амбразур шестидюймовых орудий били языки пламени… Картина была величественна…»; «Броненосец представлял из себя плавающий костёр, который японцы засыпали снарядами, чтобы добить до конца…».(10) Потрясённая страшным зрелищем команда проходившего мимо «Сисоя» броненосного крейсера «Адмирал Нахимов», не имея возможности хоть как-то помочь броненосцу, кричала ему «ура». Ответное «ура» гремело с избитого «Сисоя». Бой продолжался…
Выделившиеся при взрыве ядовитые газы шимозы (взрывчатого вещества, которым начинялись японские снаряды) быстро распространились по внутренним помещениям корабля. Люди, старавшиеся потушить пожар в батарее, не выдерживали, пытались бежать и падали без чувств. Эта участь постигла и Н.И.Пирогова.(11) Ситуация усугублялась тем, что ядовитые газы проникли в перевязочный пункт броненосца, где ими были отравлены оба корабельных врача. Квалифицированную медицинскую помощь многочисленным пострадавшим оказывать стало некому… Отравленных газами моряков вынуждены были выносить на палубы корабля – под огонь врага. Горящий броненосец упрямо продолжал вести бой.
Около 17-ти часов «Сисой Великий» наконец справился с пожаром и вновь вступил в строй. Правая 6-дюймовая батарея вновь открыла огонь по врагу. Некоторое время израненный корабль вёл бой на оба борта, и вновь добился ряда попаданий в японские корабли. В 19 часов 10 минут артиллерийский бой прекратился, но начались минные атаки. Из-за полученных подводных пробоин и сильного дифферента на нос «Сисой Великий» отстал от эскадры и в одиночку отбивался от японских миноносцев. Около полуночи броненосец был подорван торпедой. Корабль был обречён, но команда упорно продолжала бороться за его спасение.
К утру палуба броненосца в носовой части сравнялась с уровнем моря. Корабль медленно уходил под воду. Спасательные средства были почти полностью уничтожены в бою, и экипажу предстояло погибнуть вместе с броненосцем. Однако около 7-ми часов утра «Сисой Великий» был обнаружен японскими вспомогательными крейсерами. Понимая, что броненосцу всё равно погибать, М.В.Озеров после некоторых колебаний приказал поднять сигнал о сдаче и спустить кормовой флаг. Прибывшие на шлюпках японцы высадились на броненосец и приступили к спасению экипажа.
Первыми стали перевозить раненых и отравленных газами, в том числе Н.И.Пирогова. Они были эвакуированы на единственном уцелевшем баркасе «Сисоя Великого», пробоины которого были предварительно заткнуты парусиной,(12) на японский крейсер «Синано-Мару». К этому времени русские моряки уже открыли кингстоны броненосца. В 10 часов 5 минут «Сисой Великий» перевернулся и затонул – затонул под боевым Андреевским флагом, который японцам так и не удалось спустить с фор-стеньги корабля. Команда была частью свезена японцами непосредственно с броненосца, частью подобрана с воды шлюпками вспомогательных крейсеров «Синано-Маро», «Тайнан-Мару» и «Явата-Мару».
17 мая экипаж «Сисоя Великого» был доставлен в главную военно-морскую базу японского флота – город и порт Сасебо. Ещё в пути на борту «Синано-Мару» скончались несколько раненых и отравленных газами русских моряков. Оставшиеся 30 человек были оставлены на излечение в Морском госпитале Сасебо.(13) Находившемуся среди них Н.И. Пирогову, можно сказать, повезло – поскольку он не имел ранений, организму удалось справиться с тяжёлым отравлением, хотя его последствия сказывались всю оставшуюся жизнь.

ГЕРОЙ ЦУСИМСКОГО СРАЖЕНИЯ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ПИРОГОВ

В японском госпитале. 1905 г.
Фото. Из семьи родственников Пирогова Н.И.

Из японского плена Н.И.Пирогов вернулся на Родину в конце 1905 – начале 1906 года. По возвращении наиболее отличившиеся в бою нижние чины «Сисоя Великого» были награждены Знаками отличия Военного ордена (Георгиевскими крестами): 107 человек – знаками 4-й степени, а 11 человек – более высокой 3-й степени.(13) Н.И.Пирогов получил знак 4-й степени №179208. Позже он был также награждён светло-бронзовой медалью в память русско-японской войны 1904-1905 гг., выдававшейся всем участникам боевых действий. Хотя архивными данными подтверждается наличие у Н.И.Пирогова только трёх наград,(14) он имел право на ношение ещё одной медали – в память похода 2-й Тихоокеанской эскадры. Очевидно, Н.И.Пирогов просто не знал о существовании этого знака отличия, появившегося в 1907 году, а его фамилия или адрес затерялись в наградных списках морского ведомства.
Возвратившись в Россию, Н.И.Пирогов демобилизовался, а после выплаты причитавшегося жалованья вернулся в родную деревню с немалыми по тому времени деньгами, которые, по всей видимости, вложил в собственное хозяйство. Вскоре бывший моряк вновь вошёл в русло привычной и размеренной жизни северного крестьянина. Он женился, по старой патриархальной традиции поселился вместе с родителями и женой, имел двоих детей. Немалым подспорьем должна была стать для него и пожизненная пенсия, положенная всем награждённым Знаком отличия Военного ордена: за 4-ю степень полагалась выплата трети годового оклада по последней воинской должности. Однако получал ли эту пенсию Н.И.Пирогов – неизвестно.
Кавалеры Георгиевского креста (в простонародье – «Егория») всегда пользовались среди земляков большим почётом. Не удивительно поэтому, что Н.И.Пирогов 25 сентября 1909 года был избран церковным старостой Яхреньгской Богоявленской церкви,(15) в приходе которой числилась деревня Бреньково. На такую должность выбирали наиболее авторитетных и уважаемых на селе людей. А в церковном послужном списке Н.И.Пирогова, в графе «Сведения о поведении», было прямо указано: «Отлично хорошего и усерден по службе».(16) Безусловно, что Н.И.Пирогов был глубоко религиозным человеком. Церковным старостой он оставался до 19 декабря 1913 года(17) и оставил эту должность, видимо, по состоянию здоровья. Скончался Николай Иванович Пирогов 22 сентября 1914 года(18) в возрасте 38-ми лет от чахотки – очевидно, сказались последствия отравления газами при Цусиме. Родители его также вскоре умерли, вдова вышла замуж вторично, и память о Николае Ивановиче Пирогове постепенно стала тускнеть и размываться…
В заключение исследования по приведённым выше отрывочным данным можно попытаться восстановить «психологический портрет» Николая Ивановича Пирогова. Перед нами предстаёт безусловно честный, исполнительный, старательный, трудолюбивый, скромный, надёжный в труде и в бою человек, воплотивший в себе многие характерные черты русского северного крестьянина. Известные нам обстоятельства биографии Н.И.Пирогова позволяют увидеть в нём одного из носителей традиционного крестьянского мировоззрения, своего рода православного фаталиста, исходившего из устойчивого жизненного принципа «на всё воля Божья». Он не жаждал перемен, не боролся с судьбой, но стойко сносил все её удары, и это позволило ему прожить короткую, но яркую жизнь, ничем не запятнав себя.
Безусловно, следует сказать, что имя Николая Ивановича Пирогова всё-таки не забыто на его исторической родине. Отрывочные биографические сведения о моряке с «Сисоя Великого» были опубликованы на страницах двух региональных периодических изданий.(19) В экспозиции Подосиновского краеведческого музея помещены две сохранившиеся до наших дней фотографии Н.И.Пирогова: одна их них сделана накануне ухода 2-й эскадры из России, в балтийском порту Либава (ныне – Лиепая), а вторая – уже в японском плену. Вглядимся в первую фотографию. Открытое русское лицо, спокойный взгляд – и бескозырка с надписью «Сисой Великий»… Таким он навеки останется в нашей памяти.
Точное место захоронения Н.И.Пирогова в настоящее время неизвестно. Вероятнее всего, он был похоронен на церковном погосте Яхреньгской Богоявленской церкви. Не исключено, что ещё не утрачена возможность разыскать могилу моряка и привести её в порядок, установив достойный надгробный памятник. Поиск биографических материалов о Н.И.Пирогове также продолжается. Возможно, к этому поиску присоединятся местные краеведы, а также члены объединяющего отставных моряков Подосиновского района Демьяновского морского клуба «Альбатрос». Кому, как не им, должна быть наиболее дорога память о своём полузабытом земляке, герое Цусимы – Николае Ивановиче Пирогове.
В 2005 году в соседнем с Подосиновским Кичменгско-Городецком районе Вологодской области стараниями местного Клуба военных моряков, возглавляемого П.М.Лукиным, в сёлах Светица и Верхняя Ёнтала были открыты мраморные мемориальные доски выходцам из этих мест, героям русско-японской войны 1904-1905 гг. – комендору крейсера «Варяг» Дмитрию Артамоновичу Шарапову и минёру эскадренного миноносца «Стерегущий» Иннокентию Алексеевичу Денежкину.(20) В истории России это первый случай подобного увековечения памяти рядовых героев русско-японской войны. Ведь открытие мемориальной доски на селе – событие, возможно, даже более значимое, нежели открытие монументального памятника в городе. Далеко не каждый житель большого города вспомнит своих знаменитых земляков. А в деревне имя «своего» героя будет знать каждый – от мала до велика. И вдвойне важно, что увековечена память простых матросов – людей, выносивших на своих плечах основное бремя тяжёлого ратного труда. Поэтому следует ожидать, что в российской провинции появятся новые памятные знаки о героях русско-японской войны 1904-1905 гг. И одним из людей, достойных такой памяти, может стать участник Цусимского сражения, Георгиевский кавалер Николай Иванович Пирогов.


Оценить статью :
 (голосов: 3)
Информация
ИнформацияПосетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Поиск по сайту

Панель управления
Наш опрос
Архив сайта
Август 2014 (29)
Июль 2014 (48)
Июнь 2014 (78)
Май 2014 (63)
Апрель 2014 (148)
Март 2014 (120)